Китаянка

(Из фронтовой тетради)

Пушку так назвали в батарее потому, что она была образца 1902 года. И, возможно, воевала в русско-японскую войну на полях Манчжурии у генерала Куропаткина.

Когда её вручили сержанту Сергиенко, могучему белорусу, он выпучил глаза и оторопел. Из четырёх пушек его батареи три оказались новыми, а ему, выходит, достали из склада артснаба этот музейный экспонат, из которого в Китае наши предки в японцев палили. Долго ворчал артиллерист, чертыхался.

– Старьё! Воробьёв только из неё пугать!

– Зато восточных кровей. Китаянка, – подтрунивали над ним батарейцы.

Но шли дни, и Сергиенко постепенно стал привыкать к «Китаянке», и, даже не подозревая, привязался к ней.

А капитан Ломакин, командир батареи, чтобы избавиться от пушки-старушки, договорившись с пехотным комбатом, стал выставлять её на прямую наводку: авось, разобьют её немцы, когда она им надоест. А ему в батарею начальство новую пушку даст.

Сражались. На удивление всем, пушка и её хозяин под Великими Луками и в боях за город уцелели. А когда Гитлер, пытаясь спасти окружённый в городе свой гарнизон, бросил на этот участок фронта танковую дивизию, Сергиенко подбил два немецких танка и самоходку.

Приехал вскоре на батарею комдив полковник Дьяконов. Увидел пушку и спросил:

– Где выкопали это страшилище?

– Да это же, товарищ гвардии полковник, пушка по имени «Китаянка». Из неё наш Сергиенко уничтожил два танка и самоходку, – отрапортовал комбат.

Полковник постоял, подумал. Затем подошёл к пушке, погладил ствол.

– Извини за грубость, – сказал. – Спасибо, «Китаянка»!

Олег ПЛИНДОВ.

Print Friendly, PDF & Email