Сколько часов в неделю мы в перспективе будем работать и какие новшества появятся в Трудовом кодексе

Внедрение новых технологий, цифровизация делают человеческий труд все менее востребованным. Пандемия дала очередной импульс внедрению роботов во все сферы жизни. Что нас ждет впереди? Может ли исправить ситуацию сокращение рабочей недели? О чем говорит мировой опыт?

 

Плюс автоматизация всей страны

 
Компании расширяют зоны применения искусственного интеллекта во всех сферах. Например, в Южной Корее можно встретить роботов, измеряющих температуру и раздающих антисептики для рук. Сети быстрого питания тестируют умные машины в качестве курьеров, поваров и официантов. В магазинах все чаще встречаются автоматизированные кассы, рассчитывающие покупателей в пару кликов.
 
Уже сегодня умные системы заменяют водителей на промышленных площадках. На БЕЛАЗе роботизацией занимаются давно. Первые самосвалы-беспилотники грузоподъемностью 130 тонн в 2019 году отправились в Сибирскую угольную энергетическую компанию. Расположение техники на дороге, очередность операции загрузки и выгрузки компьютер рассчитает с точностью, на которую человек не способен.
 
Из доклада Всемирного экономического форума следует, что к 2025 году в результате технологического прогресса могут быть сокращены 85 млн рабочих мест в 15 сферах экономики. При этом автоматизация коснется таких видов деятельности, как ввод и обработка данных, бухгалтерский учет, решение ряда административных задач.
 
Повлияет ли роботизация на рост безработицы? Один робот сокращает примерно три рабочих места в экономике. Мировые исследования показывают, что автоматизация экономики приводит к замене человеческого труда в сферах, не требующих высокой квалификации. Роботы получили широкое применение в производстве автомобилей и электроники, где есть четкие алгоритмы действий. Но их использование затруднительно в мелко- и среднесерийном производстве, так как процесс перепрограммирования трудозатратный и долгий. Еще уровень автоматизации зависит и от профессий. Например, в образовании, социальном обслуживании труд человека практически не заменим.
 
По мнению Бориса Паньшина, профессора экономического факультета БГУ, роботизация не представляет угрозу потери рабочих мест, просто необходима грамотная стратегия на упреждение:
 
— Без главной составляющей — собственных кадров — цифровой сектор экономики не получит ускоренного развития. Если сегодня уровень технологий позволяет изготовить деталь за несколько часов, а не за несколько дней, как раньше, то специалист должен учиться гораздо дольше, чтобы эту работу выполнить. Приведу пример цифровой трансформации. Раньше токаря, слесаря или наладчика готовили в техникуме, а инженера и экономиста — в институте и университете. Каждый делал свою часть работы, чтобы получилась необходимая деталь, а теперь достаточно одного специалиста.
 
Акценты все чаще смещаются от производственных процессов к дизайну, созданию моделей продукции, разработкам и прорывным направлениям в области программного обеспечения.
 
В нашей стране сегодня преобладает традиционная экономика. В промышленности и сельском хозяйстве занято большое количество людей, а уровень цифровизации пока недостаточно высокий. С другой стороны, у нас активно развивается IT-сектор, оте­чественные компании. Их разработки в области высоких технологий применяются все активнее. Один из примеров — обувные производства. На них все чаще используют роботов и искусственный интеллект для раскройки кожи. В прошлом году конструкторы столичного предприятия разработали уникальный станок с автоматической сборкой обувной пряжки. Аналогов устройства пока нет ни в Беларуси, ни в других странах СНГ. По прогнозам, устройство позволит в 11 раз увеличить эффективность производства обув­ной пряжки и на 15—20 % снизит ее себестоимость.
 

Трудные новшества

 
Развитие современных технологий ведет к росту неформальной и нестандартной занятости. Вот что рассказала заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей по труду и социальным вопросам Жанна Стативко:
 
— В 2014 году были расширены возможности организации труда на дому. Развитие информационно-коммуникационных технологий потребовало дальнейшего совершенствования трудового законодательства. Как результат, в 2019 году в Трудовом кодексе появилась новая глава, регулирующая дистанционную работу. Тех, кто не привязан к офису и трудится в мобильном режиме, становится все больше. Следующим законодательным решением может быть применение смешанной формы работы. Например, сотрудник за день сможет совмещать работу в офисе и на удаленке.
 
Парламентарий уверена, что определение четких правил позволит избежать недопонимания не только между нанимателем и подчиненными, но и контролирующими органами.
 
Также среди новшеств, которые могут появиться в Трудовом кодексе, — предоставление оплачиваемого выходного для прохождения медицинского обследования.
 
— Предложение заслуживает внимания и, на мой взгляд, будет способствовать повышению мотивации граждан к сохранению и укреплению своего здоровья, — уверена Жанна Стативко. — Ведь работнику не придется брать отгул за свой счет или отпрашиваться у руководства. Кроме этого, плановость прохождения диспансеризации может в целом положительно отра­зиться на микроклимате в коллективе.
 
При этом, по мнению эксперта, рассуждать о сокращении продолжительности рабочей недели пока преждевременно. По закону белорусы работают не более 40 часов в неделю — это самая распространенная практика в мире. Сокращение количества рабочего времени должно опираться на рост производительности труда, иначе снижение отработанных часов будет приводить к уменьшению ВВП страны.
 
Менталитет, экономика, развитие промышленности — эти факторы предопределяют свой подход к установке оптимального рабочего времени в каждой стране. Бесспорно, автоматизация и роботизация, новые технологические и технические решения приведут к тому, что с поставленными задачами мы будем справляться быстрее, но это произойдет в долгосрочной перспективе.

По материалам СБ

Print Friendly, PDF & Email