Один день из жизни участкового

Наш корреспондент провела один рабочий день вместе с участковым инспектором милиции Кириллом Наумовым и попыталась увидеть своими глазами особенности его службы.

Милицейская «Джили» плавно везет нас по деревенской улице. Останавливаемся, водитель в погонах опускает стекло и обращается к мужчине, который неровно перебирает ногами вдоль обочины.
— День добрый! Куда «плывем»? На работу, надеюсь?

Пешеход поворачивается, здоровается. Ну конечно же, он узнал своего участкового инспектора! Неуклюже обрамляется, пытается пробормотать в ответ что-то невнятное. Ясно — с похмелья. Какая тут уже работа! Этот «кадр» у капитана Наумова давно под присмотром. Хорошая часть жителей Запольского сельсовета, да и глубинки в целом, злоупотребляют спиртным. К сожалению, таковы реалии.

Особенности деревенской жизни

Сельские коттеджи стоят в ряд вдоль грунтовки, ведущей в поле. Краска на некоторых давно выцвела, видно, что хозяевам не до облагораживания фасадов. Но отдельная история то, что творится внутри домов: если люди регулярно прикладываются к бутылке — не до аккуратности в жилье, и уж тем более не к ремонту! Устроятся в ОАО «Новая Друть», получат жилье, поработают с полгода и пускаются во все тяжкие. А дома дети — малыш малыша меньше. Из-за них на улицу нерадивого работника не выселишь. Хорошо, что органы опеки не дают таким горе-родителям совсем распуститься. Конечно, периодически им приходится устраиваться на работу – надо же на что-то жить! И в день зарплаты к их участковому инспектору с проверкой можно заходить смело! Или целая компания, или супруги или сожители будут сидеть и «заливать горькую». А после выпивки — и до криминала недалеко. Как минимум — к семейному скандалу. А это на сегодняшний день, по словам участкового инспектора Кирилла Наумова, на его территории (Запольский и Техтинский сельсоветы) самые распространенные преступления.

Уголовный исповедник

— Правда, до серьезных разборок с написанием заявления и задержанием семейного агрессора дело доходит редко, – признается Кирилл Алексеевич. — Обычно, на мой мобильный поступает звонок от соседей или пострадавших. Приезжаешь, а там страсти поутихли, разбираться с участием милиции уже никто не желает. И за ложный вызов не привлечешь: факты налицо, просто нет заявления. «Попугали» участковым нарушителя, он и успокоился до следующего случая. Чтобы не было мобильных телефонов — было бы раза в два меньше подобных «холостых» выездов!
Но это картина только с одной стороны. Действительно, личный номер мобильного телефона участкового знают чуть ли не в каждом доме на закрепленной территории. Именно личные беседы с жителями часто помогают разрядить ситуацию, предотвратить конфликты и вероятность вытекания из них преступлений. Ведь участковый в сельской местности — это не просто государственный служащий, но лицо доверенное, с которым можно по определенным вопросам поговорить почти что по душам, попросить совета. И даже несмотря на то, что он еще сравнительно молодой парень.
Вот и звонят на личный номер мобильника, и идут потоком в приемные дни к Кириллу Алексеевичу женщины, бабушки в цветистых платочках, мужики с натруженными крестьянскими руками, словом, каждый со своими несчастьями.
Одному кажется, что у него со двора дрова куда-то каждое утро исчезают, другому пьяный сосед по вечерам громкой музыкой жизни не дает. Конечно, можно позвонить по номеру 102, но там все звонки регистрируются, придется делу давать официальный ход. А хотелось бы решить все по-хорошему, соседи все же, как ни крути, а дальше жить рядом и лучше – не врагами.

«Я к вам с обходом!»

Неудивительно, что проезжая по улицам деревень Запольского сельсовета, Кирилл Алексеевич узнает практически каждого встречного.
Вздыхает с сожалением:
— Вымирает глубинка. За семь лет, сколько служу на этой должности, процентов на тридцать меньше жителей в деревнях стало. Если потребуется понятого найти-проблема.
Совсем исчезла с земли за эти годы деревня Барсуки: были там в последнее время пара нежилых домов, да и те сгорели. В Старине зимовать остаются только в паре-тройке домов, в Синькове – и совсем один старый.
Подъезжаем к этой деревне по лесной дороге и … о, чудо! Навстречу из-за деревьев выходит белый почтительный конь! Как выясняется, принадлежит он тому самому последнему жителю Синькову. Вокруг дома бродят с десяток коз, огород заставлен пчелиными домиками. Хозяина дома не оказалось — пошел в лес за клюквой.
Кирилл Алексеевич в курсе уклада здешней жизни:
— Значит, на хозяйстве остался его брат. Он приезжает из Минска. Живет здесь до холодов.
Обходим участок, заглядываем в прилегающие хозяйственные постройки и действительно находим его. Стандартные вопросы — стандартные ответы. Все ли в порядке с хозяином? Нет ли жалоб?
Объезжать один раз в месяц всех жильцов, переписывать их данные, обращать внимание на электропроводку, наличие пожарного извещателя – это лишь часть обязанностей участкового. Все это помогает ему не выпадать из ритма местной жизни, быть в курсе всего, что здесь происходит, а значит, иметь возможность предотвращать всевозможные чрезвычайные происшествия. За день на спидометре служебного автомобиля наматывается более сотни километров: и людей же не много проживает – в Техтинском сельсовете около 1200, в Запольском чуть более 600, зато территория-ого-го!

Рейтинг преступлений: тяжелых не случается 

За семь лет службы капитан Наумов заметил, что и количество преступлений на доверенной им территории уменьшилось. Если раньше года их случалось не менее 20, сегодня — с десяток.
Кроме семейных скандалов, лидируют кражи. Тянут добро в основном из пустующих в межсезонье дачных домиков.
Кирилл Алексеевич помнит, что воровство и было первым в его практике серьезным преступлением. В магазине в Пильшичах сработала сигнализация. Он приехал и видит: из задних дверей выбегает преступник. Оказалось — местный житель, в прошлом неоднократно судимый. Очень неотложная ему понадобилось ночью выпить и закусить на халяву.
Серьезного криминала — убийств, изнасилований – за эти годы, слава Богу, не случалось. Практическая получилось искоренить и такое явление как притоны в классическом их понимании: это когда в одном жилье собирается большая пьяная кампания и начинает неугомонно куролесить со всеми вытекающими последствиями. Осталась единственное такое потенциальное место в Дручанах (из 16 — по всему району), где «праздник жизни» может начаться после получения хозяевами пенсии. Но сельчане заботятся: как только появляются какие-то подозрения, они тут же набирают номер телефона своего участкового.
Случаются грабежи: напился, расхрабрился – у известной старушки сумку с продуктами или кошелек «подрезал», или велосипед у соседа укатил.
А этим летом один «специалист » по пьянке умудрился угнать трактор у фермера!
Но в целом за обстановку на своей территории (хотя бы на ближайшие пару лет) капитан Наумов спокоен: три самые отпетые преступника, представлявшие угрозу, отбывают сроки заключения за кражи.


* * *
Профессии журналиста и участкового инспектора милиции на деревне чем-то похожи: изначально – это бесконечные беседы с простыми людьми. Именно этот аспект своей работы Кирилл Наумов считает самым приятным. Чувствует себя на своем месте и ни капли не жалеет о том, что после службы в армии выбрал для себя именно этот путь.

…Милицейская машина остановится в глухой деревеньки возле старенького деревянного домика. Выйдет молодой парень в погонах, постучится, откроет дверь.
— Вот кто дома? Хозяин! Здравствуйте, я ваш участковый, узнали? Я з плановым обходом. Как живете? Может, есть какие-нибудь жалобы?

Лилия АПАРОВИЧ, 

Фото Екатерины КОВАЛЕНКО.

Print Friendly, PDF & Email

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.